Вера Кушнарева награждена медалью Россотрудничества «За укрепление мира, дружбы и сотрудничества»

Вера Кушнарева награждена медалью Россотрудничества «За укрепление мира, дружбы и сотрудничества»

Вера Кушнарева, много лет возглавлявшая «Союз советских граждан в Бельгии», награждена медалью Россотрудничества «За укрепление мира, дружбы и сотрудничества». Поздравляем Веру Александровну!

Вера Александровна Кушнарева - человек с очень яркой судьбой. В 1942 году нацисты отправили ее в Германию на работы. Там она познакомилась со своим будущим мужем-бельгийцем и после войны осталась жить в Бельгии.

 

 

Из воспоминаний Веры Кушнаревой:

В сорок втором году нас забрали в Германию. Посадили в товарные вагоны, дождались пока весь состав был наполнен, а потом нас отправили. Привезли в Германию. Кормили плохо.

Но, нам повезло. Наш лагерь был маленький. Нас сто человек было. Мы трудились на фабрике. Я работала на подъемном кране.

Мой будущий муж был вывезен из Бельгии. Он работал в другом цеху, в котором делали кофе. Я работала в ночную смену и ходила к ним за кофе для немцев. На кране ночью не было много работы. Так мы познакомились, издалека. А потом моя подружка начала встречаться с молодым человеком. К нам в лагерь привезли французов и бельгийцев. Когда их вели мимо нас, девушки выбирали себе кавалеров. В шутку. А мой идет маленький, щупленький. Говорю: «Ну, это будет мой». Я всерьез об этом не думала. Я мечтала вернуться учиться. Нас время от времени выпускали из лагеря. Но надо было вдвоем уходить и приходить. Одной нельзя. Сидели, разговаривали. Я на немецком. Он немножко фламандский знал. Когда война закончилась, он мне сказал, что поедет ко мне. А я настояла, чтобы он сначала отслужил. Так я и осталась. Приехала, а бедная свекровь с тремя парнями. Муж старший. На год старше меня. Когда мы приехали, она их всех троих в армию отдала. Она написала военному министру, что хочет отдать их в армию. Поэтому мой муж пошел в авиацию с братом. Потом его послали в Англию учиться, а меня заставили работать в Брюсселе. Моя свекровь этим занималась, потому что она знала много людей. Она не хотела, чтобы я работала где-нибудь на фабрике. Я работала в семье врача. Когда я познакомилась с хозяйкой, я ничего не понимала и только смотрела на нее, а она на меня. Потом она мне сказала, что когда меня увидела, мои глазенки говорили: «Мадам, ну возьми меня, я буду работать». Я осталась жить у них и работать, а муж служил в Англии. Я там кажется пять лет работала. А когда муж вернулся, он пошел учиться здесь в Бельгии.

Я ничего не знала о родных. Но, когда я работала у врача, хозяйка написала письмо моей бабушке и моему крестному. Он мне ответил, что мои папа и мама живы и работают в Армении. Когда отец и мать узнали, что я написала, папа взял пенсию и они купили дом в Краснодарском крае в станице Ильская. Мы начали переписываться. Потом умер дедушка моего мужа. Мы решили забрать бабушку к себе и тоже сняли домик. Я работала у прежних хозяев, но уже не жила там. Забрали бабушку и начали жить все вместе в Брюсселе. А муж снова уехал, учиться в Америку. А когда вернулся из Америки, я уже знала, что родные живы. Мы решили, что я поеду к ним с детьми. Хотя у нас не было денег. Муж говорит: «Ты за меня не волнуйся. Я всегда в армии накормлен. А ты езжай домой к матери». Два месяца я прожила у родных. Детям понравилось жить в России, и они уже по пути в Бельгию захотели вернуться. А им я говорю: «А что, папу оставим? Нет же». - «Да. Надо к папе ехать». Им в России понравилась доброта русская. У них было много друзей на улице. Даже со своим мужем я ездила к родным. Я написала письмо королеве Елизавете, что мы хотим поехать в Россию, а муж военный. Нам разрешили.

Поддерживать русскую культуру нам разрешали. Наша организация была организована первой эмиграцией. Сначала было название "Русские патриоты", а когда мы вошли в состав, мы - советские, мы переименовали. Мы назвали "Союз советских граждан". Потом Москва предлагала переименовать, но мы не согласились. Тогда мой муж сказал, что мы - советские девушки, так и останемся советскими. Так мы и не изменили название. И никто нам не запретил. Мы остались советскими.

Мы свою родину любим, никогда ее не забудем. Это наше право. Своих детей, мы мамы, заставляли идти к себе. Они изучали русский язык. Им нравилось. Наверно они хотели его выучить, потому что русский язык - мамин язык. Ведь мама русская. Как же не знать русского языка?

В нашей организации все было как в Советском союзе. Съезд. На съезде избиралось Центральное правление. Присутствовало по десять человек от каждого отделения. Нас избирали. После этого мы заседали и решали, кто будет председатель. Каждые две недели мы собирались. Наш культпросвет читал что-нибудь из газеты. В Брюсселе нас было больше сотни. В каждом отделении собирались как хотели, но другие собирались не так часто, как мы в Брюсселе. У нас были концерты, хор. Мы разные песни пели: и русские, и украинские, и военные, и народные. У нас богатый был репертуар. Два раза в год делали экспозицию из самодельных вещей, картин.

Поделитесь в социальных сетях:
197